Это было недавно. Это было давно

Христианские журналы - Библия и семья
09.10.2008 г. | Разместил секретарь церкви РХ | Просмотров: 7788

Давайте и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам.
Лук.6:38

Это было давно

По старой проселочной дороге медленно двигалась тележка, которую тащили отец и сын. В тележке сидел седовласый старичок, лет семидесяти пяти. В его покрасневших глазах виднелись слезы, а на его морщинистом лице - невыразимая тоска, боль и грусть. Он знал: его везут на гатар (так у древних славян, живших в Карпатах, называлась граница между землями графств), чтобы там оставить его навсегда.

Была осень. Старый клен сбрасывал пожелтевшую листву.

- Папа, еще далеко? - спросил сын у отца.

- Нет, сынок, уже не далеко, вон у того старого клена. - Папа, и мы оставим там дедушку навсегда? - Да, - равнодушно сказал отец.

Тоскливо поскрипывают колеса у старой тележки, еще немного и они у заветного клена.

Наконец тележка остановилась. - Ну вот и все, мы на месте, - сказал отец. - Ну, что, старик, - обратился он к своему старому отцу. - Мы сделали свое дело, нам пора обратно. Старик молчал. - Пошли, сынок, - обратился он к своему восьмилетнему сыну. Мальчику было жаль оставлять здесь дедушку, но он не мог убедить отца не делать этого. - Пошли! - почти приказал отец сыну. - А тележку? - спросил он отца. - Давай дедушку ссадим, а тележку заберем домой. - Зачем нам тележка? - А затем, чтобы потом, когда я вырасту, а ты будешь стареньким, в этой тележке привезти тебя сюда, к этому старому клену...

Через несколько минут тележка действительно повернула обратно в село. На тележке полулежа сидел старичок, лет семидесяти пяти, а из его по­красневших глаз катились слезы радости и счастья...

А это было недавно

Оршанский район, совхоз «Бабиничи». За небольшой речушкой, на пригорке, расположен Дом престарелых. Я назову его в моем рассказе «гатар». Уж больно похожи события, нередко происходящие здесь, на описанные в старинной карпатской легенде.

Тоже была осень. Лиственные деревья сбрасывали пожелтевшую листву. Только стройные и вечнозеленые ели, казалось, не поддаются законам природы...

Остановилась машина, и из нее вышел мужчина средних лет. Открыв заднюю дверцу машины, помог выйти матери-старушке... А дальше все, как в старинной карпатской легенде, только конец получился печальней.

Стояла мать-старушка и смотрела, как уезжает машина. В ее покрасневших глазах были слезы, а на ее морщинистом лице - невыразимая тоска, боль и грусть. Я не знаю, будут ли у нее на лице когда-нибудь слезы радости и счастья, как у того старика из легенды. Но многие похожие на нее старики и старушки навечно остались здесь со слезами печали и горя на глазах.

Мне много раз приходилось посещать этот Дом престарелых и видеть, как старики и старушки стоят у окна, и смотрят куда-то вдаль, и чего-то ждут, а может, и не ждут. Одному Богу известно, о чем они думают в такие минуты. Приходилось и беседовать с некоторыми из них, и до боли обидно, что у многих из них есть родственники и дети. И сколько таких «гатаров» разбросано по всем просторам земли, именно там, по-дальше от глаз. Может и сейчас, кто-то собирает отца или мать в далекий путь, откуда они больше никогда в свой дом не вернутся. А если кто-то, прочитав мой рассказ, остановится и не сделает того, чтобы отвести своих родных на «гатар», для меня лично это будет самым большим вознаграждением.

А это, поверьте, друзья, уже не легенда.

Крынiца жыцця